ИЗЮМИНКА
ПРОГУЛКА
МЕГАПОЛИС
ВЕТЕР ПЕРЕМЕН
КЛУБОК
33 УДОВОЛЬСТВИЯ
БЕРЛИНЦЫ
PROMO
Открытая сцена
Готовим с изюминкой

Новые рубрики?
Да!
Нет!





PressaRUвDE - Русская пресса (газеты, журналы) Германии.
Изюминка 
Улица правды  

В Берлине появилась «Улица Правды». Но не ищите ее на картах – так назывался фестиваль русского авангардного искусства, прошедший с 18 по 26 июня в нашем городе. Девять вечеров подряд под крышей театра Sophiеnsäle представляли свое творчество современные авторы, перформеры и музыканты: Владимир Сорокин, Петр Мамонов, Александр Петлюра, дуэт Андрей Андрианов и Олег Сулименко, Герман Виноградов, Евгений Кондратьев, Марина Любашкина, группы «Animal Corps» и «Ersatzmusika», диджей Osadtschij. Фестиваль проходил при поддержке фонда «Hauptstadtkultur», Göthe-Institut и «Radioeins».

18, 19, 20, 21 июня:
«Империя вещей» -
Полуживые картинки Алекандра Петлюры.

Александр Петлюра открыл фестиваль «живыми инсталляциями». Семь русских актеров и семь немецких, семь коротких сцен, связанных между собой одной идеей: попыткой интерпретирвать свое прошлое. С самого начала Александр предложил публике своеобразную канву для «правильного» восприятия: каждая постановка - это иллюстрация к детской книжке, рассказывающей об «истории страны, которой больше нет», о Советском Союзе. Причем, относиться к этому следовало буквально – зафиксировать инсталляции на бумаге, распечатать, собрать из этого брошюрку и принести на подпись самому режиссеру.
Не знаю, исполнил ли кто-то пожелание художника, но заданный тон «детскости», наивности витал над всей программой. Автор назвал свой режиссерский прием «методом народной самодеятельности». И действительно, постановки сильно смахивали на пионерские утренники. Истории следовали в хронологическом порядке: от революции («Die Rote Garde» - «Красная армия») до девяностых годов («Völkerfreundschaft» - «Дружба народов»). Актеры двигались нарочито медленно, как ожившие манекены советских диорам. Визуальный ряд был «украшен» видеоартом, проецирующимся на панель в глубине сцены – он изображал вещи из коллекции режиссера, для каждой новой инсталляции, нового времени – свой набор. Иногда картинка на экране удачно пересекалась с происходящим на сцене, но в основном это была методичная демонстрация коллекции, вещественное подтверждение существования того или иного исторического периода.
Что касается содержания, то здесь Петлюра репрезентировал мифологизированную историю Советов, собрал (в приложении к своей коллекции) целый букет коллективных стереотипов о реальных событиях. И это ему, в общем, удалось. Другое дело – логично возникающий вопрос: почему авангардный художник, называющий себя «новым председателем земного шара», начинает транслировать обыденные, житейские мифы, не утруждая себя рефлексией? И если автор просто занимается цитированием в духе постмодернизма, то в чем, собственно, конфликт?
Возможно, проблема в самой коллекции Александра Петлюры. Вещей стало настолько много, что в какой-то момент количество перешло в качество, и они принялись управлять творческим началом автора, диктовать условия при выборе тем.
Конечно, эта коллекция заслуживает внимания, за 25 лет Петлюра собрал около 10 тысяч вещей повседневной жизни: одежды, обуви, предметов быта. Что-то было скуплено на блошиных рынках, что-то - получено в подарок, а что-то – найдено на мусорках. Например, парадная форма советского военоначальника Ворошилова. Как рассказывает сам Александр - этот костюм, с памятным обращением от советского народа в нагрудном кармане, был случайно обнаружен на помойке знакомыми художника и продан ему за небольшую сумму.
Кстати, из вещей коллекции были составлены костюмы и реквизит в «живых инсталляциях». 

23 июня:
«Давненько не виделись..» -
Добрый доктор Петр Мамонов.

Мамонов вышел на сцену как бы между прочим, в шапке, черных очках - «случайный прохожий». Ощущение усиливалось еще от того, что по идее он должен был находиться в это время в Москве, на 31-ом ММКФ, где Павел Лунгин демонстрировал свой новый фильм «Царь», с Мамоновым же в главной роли. Недоверчивое сомнение посетило наверное не одного меня, поэтому первая реакция публики была сдержанной. И только когда Пётр, со словами: «Ну, здрасте, Берлин!» снял очки и шапку, зал радостно выдохнул и приготовился внимать мастеру.
Мамонов пел свои старые песни, импровизировал на гитаре, потом зачитывал стихи,  бросал в зал скомканные листы бумаги в качестве автографов, разговаривал с публикой. В общем, концерт получился домашним. И немного хаотичным, как это бывает в таких случаях. Но, думаю, это не из-за каких-то особенностей берлинской публики, а скорее по желанию самого Мамонова. Он - опытный шоумен и прекрасно управлял залом, заставляя его смеяться и аплодировать, когда надо.
Петр был в своей привычной роли сумасшедшего: кричал, бил ногами, извивался, совершая мгновенные переходы от гипнотически-мрачного до бесновато-веселого. Его движения - рывки паралитика, ноги сами по себе, руки и голова напряжены. Но это – такой танец, такая игра.
К концу программы большая половина зала покинула свои места и пересела на пол, вплотную к сцене. Мамонов завораживал, его голос, движения вводили в состояние, близкое к трансу (непроизвольно возникала  ассоциация: «Подойдите ближе, бандерлоги!»), и люди шли. Впрочем, такой «побочный эффект» я наблюдал уже и раньше на концертах Мамонова.
Помню, в первый раз он показался мне очень лиричным. И еще - метким, попадающим словами в глубоколежащие мысли. Мамонов был как хороший доктор во время приема: «У вас ведь и это болит.. и то.. Точно?». А вы, радуясь пониманию, но напрягаясь в ожидании диагноза, отвечаете: «Да, точно! Так и есть... А это нормально?».
И в этот раз со сцены он спрашивал у нас о здоровье. Хотя, может быть, с меньшим интересом, чем раньше, и еще с некоторым автоматизмом и усталостью.

24 июня:
«Между параллельным кино и некрореализмом» -
Светлая сторона Евгения Кондратьева.

В Virchowsaal прошла встреча с режиссером андеграундного кино, представителем нашумевшего в конце прошлого века направления некрореализма Евгением «Дебилом» Кондратьевым. Евгений уже много лет живет в Берлине, сотрудничает с Гумбольтским университетом, периодически делает фильмы. Публика могла сравнить его совсем старые работы («Весна», «Нанай-нана», «Грёзы») c последними, отснятыми уже в Берлине («Здравствуй, Новый год», «Наброски для Моцарта») , и убедиться, что в принципе Кондратьев не особо изменился. Между показами режиссер попытался немного рассказать о себе – мешая одну тему с другой и русский с немецким, он время от времени терялся на фоне искусствоведа Клауса Лёзера с одного бока и переводчика с другого. Но было еще кое-что, что абсолютно сбивало с толку: заливаясь задорным смехом, экспрессивно жестикулируя и искренне, как ребенок, радуясь вниманию и похвале, Евгений оставлял позитивное ощущение, никак не вписывающееся в картину депрессивного мира некрореализма. Он казался слишком жизнелюбивым.

26 июня:
«Made in Russia» -
Равнение на Годара.

Заключительный день фестиваля вышел очень насыщенным. Андрей Андриянов и Олег Сулименко предъявили свету до сих пор неизвестное звено между Жаном-Люком Годаром и Майей Плисецкой – героев своего перформанса «Made in Russia». Это был рассказ, во многом автобиографический, о выборе идеалов, о путешествии не только географическом – с востока на запад, но и ментальном – от одних предпочтений к другим. Ироничное отношение авторов к материалу быстро передалось публике, постановка прошла легко и приятно, и закончилась долгими аплодисментами.

«Feuergrafie» -
Огонь, вода и медные трубы.

Когда на улице уже начало темнеть, во дворе Sophiensäle появился со своим эквипментом известный шаман и дрессировщик постсоветских призраков Герман Виноградов со своей программой «Огнепись». Как и следовало из названия, Герман во всю повеселился с огнем, поджигая керосин и краску, а так же урча заклинания и будоража всю округу звучными ударами по металлическим шпалам. В стороны летели искры, звуковые волны шевелили волосы на голове – в общем, перформанс потребовал определенной смелости не только от исполнителя, но и от нас, зрителей.

Завершился же вечер выступлением небезызвестной московской группы «Animal Corps», плавно перешедшим в вечеринку. И с 12 ударом часов даже последние скептики утвердились в мысли, что фестиваль удался.

Text: Олег Компоткин
Foto: Екатерина Петровская http://www.snob.ru/chronicle/entry/4067
 

Другие статьи в рубрике «Изюминка»
февраль 2010: «В главной роли – Берлин!»
январь 2010: «"...И родился в мире свет". Православное рождество в Берлине.»
декабрь 2009: «Новый Год в Берлине»
ноябрь 2009: «Бес сигарет»
октябрь 2009: «Девятый международный литературный фестиваль»
сентябрь 2009: «Я - берлинец, или еще один кирпич.»
август 2009: «Турецкий марш»
июль 2009: «По улице моей...»
июль 2009: «ВЛДМР СРКН в Берлине»
июнь 2009: «Уличная каллиграфия»
май 2009: «Волшебная вода»
апрель 2009: «Универсальный подарок»



Об "Изюме"
Архив выпусков
Распространение
Реклама
Контакт

Добавь анонс!
Добавить объявление
Войти в справочник
Партнерская программа
Русская пресса
Bowling Berlin







© 2005-2017 Designstudio pixelplant