ИЗЮМИНКА
ПРОГУЛКА
МЕГАПОЛИС
ВЕТЕР ПЕРЕМЕН
КЛУБОК
33 УДОВОЛЬСТВИЯ
БЕРЛИНЦЫ
PROMO
Открытая сцена
Готовим с изюминкой

Новые рубрики?
Да!
Нет!





PressaRUвDE - Русская пресса (газеты, журналы) Германии.
Берлинцы 
Гришковец в Берлине  

«Есть два типа читателей: первые обожают Гришковца, вторые его пока просто не читали» («Эхо Москвы»). С этим утверждением легко можно согласиться. Особенно после непосредственного знакомства с писателем и его произведениями, что недавно удалось сделать некоторым жителям Берлина.
В конце ноября Евгений Гришковец, популярный российский писатель, посетил Берлин. Он отвечал на вопросы читателей во время чтения отрывков из его романа «РУБАШКА», переведенного на немецкий язык (швейцарское издательство Ammann). Собственно, это была презентация книги в студии Maxim Gorki Theater. Отрывки читал актер театра Макс Симонишек, беседу вел Штефан Шмидтке. Зал был полон, атмосфера дружелюбной. Были замечены студенты-слависты в большом количестве.
Евгений Гришковец не только прозаик. Он и драматург, и актер, и режиссер, и музыкант? Его интересно не только читать, но и смотреть, слушать. Особенно его моноспектакли. Интересно было послушать его и в студии театра.
Городской роман
«Рубашка»- первый роман писателя, вышедший в 2004 году. И это прежде всего «московский», городской роман, в котором описывается один день из жизни молодого архитектора, переживающего сильнейшую влюбленность. Классический принцип трех единств – места, времени и действия. И классические темы любви и дружбы, развитие которых вселяет в читателя надежду на то, что эти ценности все-таки существуют!
В течение одного дня с героем многое происходит (он решает конфликтную ситуацию с рабочими на стройке, обнаруживает за собой слежку, попадает в автомобильную аварию и т.п.). В результате под вечер он так же истрепан, как и его рубашка.
Надо сказать, что сцена на стройке, когда герой-архитектор приезжает на объект «ругаться» с рабочими, является одной из лучших в романе. Это стоит почитать. Интересны также рассуждения о московских таксистах.
Почему «Рубашка»? Потому что наступит новый день, герой наденет новую, свежую рубашку, и к нему наверняка придет новое счастье, удача, любовь? Но рубашка в романе – не только образ-символ. Она является, например, обязательным элементом одежды для мужской игры в Хемингуэев. Игры в элегантное, благородное ухаживание. На встрече с читателями автор заметил, что «что-то из книги уходит в жизнь», т.е. эта игра стала действительно популярной у мужской части населения после выхода романа в свет. Причем играют по-честному. Недаром же самого Хемингуэя звали ЭРНЕСТ.
Важной в романе является тема мужской дружбы. В этом плане интересен образ Макса, лучшего друга главного героя, прилетевшего из провинции в столицу «запивать», как выясняется позже, свою беду. От него ушла жена. Причем «ушла не к кому-то, а от меня», – сетует Макс. И философствует в романе именно этот персонаж. Он вдруг понимает, что «жизнь – реальная штука!» Ему нужно завтра по работе закупать бетонные блоки, обсуждать цены. Он сидит на кухне, пьет чай, эту «кипяченую воду с сухими листьями», и пытается понять смысл жизни. «Ну не ради этого же все?!» И тут Гришковец затрагивает философскую тему счастья. Макс по-хорошему завидует своему другу: «Вот я приехал? А у тебя тут слежка, любовь, Москва!!! Саня, ты даже не знаешь, какой ты счастливый.»
Интересно отношение Гришковца-писателя к женским образам. В романе практически нет портретных деталей в описании образа возлюбленной главного героя. Это просто Она. С заглавной буквы! Читатель почти ничего о Ней не знает, Ее трудно себе представить. Почему? Гришковец дал разгадку: любой мужчина, читающий роман, может представить свою возлюбленную, поставив себя на место героя. Наполнить образ любимыми чертами. Ведь все мы переживаем любовь, часто наши переживания схожи. Все мы влюбляемся, страдаем, мучаемся ожиданием, сомневаемся, ревнуем?
Гришковец, конечно, лирик. И роман, начинаясь с местоимения «Я», имеет форму монологического повествования. Причем повествования, скорее всего, о себе самом. Это и подкупает. Чувствуется близость, «свойскость» писателя и его героя, с которым во многом соглашаешься. Например, с таким радикальным методом решения некоторых проблем: «Когда мне бывает плохо, не в смысле – заболел или огорчился, а когда долго плохо? мне хочется побрить голову наголо. Я уже делал это. Помогает. Не знаю чем, но помогает. Становится как-то легче, что-то обновляется?»
В романе нашла отражение и тема «столица и провинция», об этом шла речь и на встрече с писателем. Сам он родился и вырос в Кемерово, живет в Калининграде, а работает в Москве. Известно, что российская столица – будто отдельное государство, а «московскость – это лучший товарный знак», как выражается герой романа. Писатель отметил, что может говорить о Москве с любовью, т.к. там не живет постоянно. Она является художественным пространством его книг. В России вообще особое отношение к слову «провинция». Это все, что не Москва. Но у провинциала на одну жизненную возможность больше: ему есть куда ехать, есть куда стремиться. Москвич же лишен этой возможности. Хотя часто провинциалу достаточно просто убедиться в том, что в Москве все ужасно, и спокойно уехать обратно.  Гришковец вообще считает столицу самым «предельным» городом в стране, а слово «Москва» для героя его романа является магическим и почему-то обязательно ассоциируется с красным цветом. Калининградцы также чувствуют свою «особость», «заграничность». Отправляясь, например, в Саратов, говорят: «Мы летим в Россию».

Серьезный писатель
В Германию Гришковец приехал не впервые. В начале 90-х годов, двадцатичетырехлетним парнем, пытаясь найти себя, он подрабатывал в Берлине, занимался уличной пантомимой. Было нелегко. Вспоминает этот период своей жизни как очень непростой. В некоторых своих произведениях он говорит о Германии («Титаник»). По его признанию, тема «немцы и русские» его очень интересует. Надеемся, она найдет еще отражение в его будущих произведениях.
В начале своей писательской карьеры Гришковец обращался за советом к Владимиру Сорокину, который рекомендовал составлять план произведения, даже уже написанного, вести дневник, картотеку идей и эпизодов, за что начинающий автор был весьма признателен. Теперь же он и сам готов дать совет «мэтру»: опубликовать список литературы, необходимой для подготовки к чтению произведений самого Сорокина. Чтобы понять исторические аллюзии, символику, подтекст и проч. По мнению Гришковца, Сорокин остался в эпохе постмодернизма. «Но милый человек».
В отличие от Сорокина, Гришковец хочет быть понятным читателю, хочет быть вместе с ним. По мнению писателя, хорошая литература усиливает желание жить, дает возможность почувствовать читателю, что он не одинок.
Искренность – вообще основная черта его прозы. Читать его легко и интересно. Всегда хочется дочитать до конца. Потом купить новую книжку, попасть на встречу с писателем, задать ему вопрос и, может быть, даже познакомиться с ним! Ощущаешь прямо-таки терапевтическое действие его прозы. Автор данной статьи, например, неожиданно для себя разрыдалась прямо-таки, читая о судьбе Гриши, одного из второстепенных персонажей. Зацепило, наверное, что-то очень свое. Приятно было услышать от самого писателя, что образ этот для него важен, несет значительную смысловую нагрузку.
И вот за эту душевную чистоту, за искренность и простоту, за читательские слезы Гришковцу-писателю можно простить все. И стилистическую небрежность, и сюжетную неотточенность, и незавершенность некоторых линий? Какова судьба Макса, лучшего друга героя? Почему обрываются философские рассуждения о жизни? Куда подевался платочек, подаренный таксистом?
Впрочем, неряшливость часто является свойством настоящего мужчины, делающего большое дело и не думающего о пустяках.  Чистая душа все-таки важнее чистой рубашки.
На вопрос о том, какие книги он сам читает, Гришковец ответил, что всем рекомендует перечитать, например, «Неточку Незванову» Достоевского (и вовсе не потому, что это вещь небольшая). Сам он это делал неоднократно. Вот такой серьезный писатель и человек! Хотя с чувством юмора у Гришковца все в порядке.
После встречи с писателем на душе было легко, а в рюкзаке ощущалась приятная тяжесть: там лежала свежая, аккуратная швейцарская «Рубашка». Да еще с автографом писателя! Ура! Теперь у меня есть еще немного «Гришковца», замечательного средства от хандры. Рекомендую!

Марина Краузе
 

Другие статьи в рубрике «Берлинцы»
ноябрь 2009: «Поэтесса обездоленных»
сентябрь 2009: «Талант быть счастливой»
август 2009: «Письма русского путешественника»
июль 2009: «Крылья детям»
июнь 2009: «Иосиф Райхельгауз»
июнь 2009: «Голубой ангел Берлина»
апрель 2009: «Шендерович в Берлине»
апрель 2009: «Сказка музыканта»
март 2009: «Судьба женщины»
февраль 2009: «Берлин и Пастернак»
декабрь 2008: «Оскар для Алисы Фрейндлих»
ноябрь 2008: «Образ немца»



Об "Изюме"
Архив выпусков
Распространение
Реклама
Контакт

Добавь анонс!
Добавить объявление
Войти в справочник
Партнерская программа
Русская пресса
Bowling Berlin







© 2005-2017 Designstudio pixelplant