ИЗЮМИНКА
ПРОГУЛКА
МЕГАПОЛИС
ВЕТЕР ПЕРЕМЕН
КЛУБОК
33 УДОВОЛЬСТВИЯ
БЕРЛИНЦЫ
PROMO
Открытая сцена
Готовим с изюминкой

Новые рубрики?
Да!
Нет!





PressaRUвDE - Русская пресса (газеты, журналы) Германии.
Берлинцы 
Судьба женщины  

Все мы дети и внуки традиционного общества. И когда речь заходит о семейных ценностях, мы, несмотря ни на что, нет – нет, да и воспроизводим заученную формулу – женщина должна сидеть дома, рожать детей и ждать по вечерам своего благоверного, с тапочками наготове.
При этом, Берлин – не самое подходящее место для такого Домостроя, истории немецкого феминизма почти 130 лет. Еще в тридцатые года прошлого века берлинки выступали за равные права между мужчинами и женщинами и носили короткие юбки, отвергая устаревшие нормы. А известный немецкий лозунг женского благополучия «Kinder, Kuche und Kirche» был заменен ими на другие три «К» – «Konsum, Kino und Kultur».
Русскоговорящие женщины Берлина тому отличный пример. Суметь объединить в себе две культуры и два языка, совместить карьеру и личную жизнь, и при этом не растерять жизнелюбия – вот наша типичная история.
У нас в гостях побывали четыре совершенно непохожие женщины, разных возрастов и с разными судьбами. Единственное, что их, пожалуй, объединяет, это – целеустремленность, даже некоторое упрямство, и как результат – успешность в работе. Рита – талантливая художница и скульптор, молодая галеристка. Анна – в прошлом прима-балерина Киевского театра Оперы и Балета, в настоящее время – ведущий педагог берлинской Школы Балета. Елена – высококвалифицированный специалист в области психологии и психокоррекции, занимается проблемами зависимости. Маргарита – восходящая звезда театральной сцены Берлина и современного немецкого кино. Мы попросили их рассказать о себе и своей часто не легкой, но интересной и многогранной жизни в Берлине.

С чего все начиналось
Рита: Я родилась в Казахстане, в городе Кустанай. Мой папа – твоческий человек. Поэтому других перспектив, кроме как рисовать, у меня, наверное, никогда и не было – не рассказали, что еще можно делать. После школы я поехала в Красноярк, поступать в художественное училище. Там у папы жил его хороший друг, и училась моя старшая сестра, тоже в художке. Выбор был прагматичен – где легче...
Анна: Почти всю жизнь я провела в Киеве, танцевала почти 18 лет в Киевском театре Оперы и Балета. Закончила Киевский Университет Культуры и Искусства. Снималась в кино, была режиссером различных постановок. В общем, занималась искусством, в широком спектре этого слова.
Елена: Я – коренная ленинградка, все мои предки – оттуда. Закончила медицинское училище, работала в санэпидемстанции, лаборантом. С психологией тогда в професиональном плане вообще ничего связывало. Только с медициной.
Маргарита: До 14 лет я жила в Омске. Воспоминания остались хорошие, хотя помню, что было часто страшно. Например, когда родители вечером уходили, я молилась про себя, чтобы с ними ничего не случилось. И все время рассказы эти были, что кого-то там убили или кто-то под машину попал... Когда переехали в Германию, страх прошел.

Чемодан-вокзал-Берлин
Анна: Первый раз я приехала в Берлин посмотреть, смогу ли я тут жить. Это был сложный этап – новые отношения, переезд, я заканчивала карьеру балерины, подрастал сын... Представить, сложится у меня или не сложится, я тогда не могла. Но понимала, что мне надо быстро действовать, и принимать то, что мне предлагает судьба.
Рита: К переезду в Берлин долго готовились всей семьей, собирали документы. Были свои трудности, но я не предавала этому такого уж глобального значения – это было все равно, что переехать из Кустаная в Красноярск, а из Красноярска еще дальше. Мне было 20 лет, и прежде всего я ехала не в Берлин, я хотела открыть себе дороги во всю Европу. Хотя конечно, магазины впечатлили. У нас, у красноярских студентов, в стандартный набор продуктов входили макароны и лавровый лист, а здесь было все! Еще меня удивило обилие русских в Берлине.
Елена: Перспективы переезда в Германию появились, когда я вышла замуж за студента из ГДР. Мы познакомились на обычных танцах. Он мне сразу понравился, но мне пришлось пострадать: его родители запретили ему жениться на русской. Он съездил домой на каникулы, и там, видимо, провел с ними «работу» – когда вернулся, объявил, что наши отношения серьезные. Он тогда заканчивал уже учебу и было очевидно, что он должен возвращаться.
Мне ехать в Германию было страшно – как меня примет семья мужа?! Они же были против нашего брака. Я совершенно не представляла, куда еду, и по поводу карьеры вообще и не думала. Просто понимала, что вот есть муж, у нас ребенок, и ехала.
А первое ощущение было – разочарование. Мы проезжали на поезде через такие места, где все выглядело как после войны. Я-то думала, что «заграница» – это что-то необыкновенно красивое.
Маргарита: Получилось так, что мы поехали в гости к папиной тёте, на запад Германии. Нам там очень понравилось! И мы подали документы, как, я не знаю, меня это не касалось... Потом мы 4 года ждали приглашение. И когда нам сказали – все, можете собираться – для меня и моего брата это было такое счастье! Хотелось поскорее в Германию. Таких мыслей, что вот, жалко покидать Омск, не было.
Когда мы прибыли, нас спросили, куда мы хотим – в Берлин или на запад? Родители с нами посовещались, и мы все выбрали Берлин.

Творческий путь
Елена: На работу я устроилась сразу, на одно предприятие в отдел промышленной гигиены. В первый день я пришла, сказала «гутен таг!», встала в уголочке и стала ждать, что будет. И вот мне объясняют, что я работаю в этой комнате, и что мой шеф сейчас в командировке, но он оставил стопку книг, которые я должна прочитать к его приезду. Это привело меня в полный шок, потому что читать по-немецки я не умела...
Там я отработала 13 лет, потом развелась и переехала в Берлин. И в этот год произошло нечто, что абсолютно не входило в мои планы – переворот и объединение Германии. Я была в панике, не понимала, в чем заключается новая система. Закрылись все предприятия, я оказалась на пособии по безработице.
Я чувствовала себя беспомощной, и самая моя большая проблема была – дети, что теперь будет с ними. И поэтому я как-то очень быстро сдалась. Решила, что уже все, не найду другую работу.
А потом мне рассказали, что открывается отделение психологии от Санкт-Петербургского Университета. Мне стало интересно, но я боялась – не очень хорошо понимала, что это за профессия. И я позвонила своей немецкой подружке – детскому психологу, спросилаее мнение. Она меня быстро склонила – давай, давай, говорит, это вообще твое, ты и так все время балабонишь, а денег за это не получаешь! Я подумала: «И правда, чем дома сидеть, пойду-ка я учиться!». И пошла. И не пожалела. Хотя все оказалось несколько сложнее, чем казалось в начале.
Рита: Я хотела пойти учиться в Hochschule der Kunste, на живопись, но получилось так, что поступила в Kunsthochschule Wei?ensee, на художника театра. Туда меня взяли без проблем, хотя обучение затянулось – это оказалось не мое, мне больше хотелось рисовать.
Когда я закончила школу, я была жутко счастлива. Учиться я никогда не любила, и написание диплома, хоть тема и была интересной, все равно доставило мне большие трудности. И вот я наконец спокойно вздохнула и ходила, наслаждалась свободой. И кричала – ура! Можно делать все, что хочется! Отмечала не сильно, но очень долго, сначала с одними друзьями, потом с другими.
Параллельно, пока делала диплом, все время работала. Рисование – это моя основная работа, а остальное для меня – так, занятие, хобби. И сдача диплома означала – теперь я могу тратить больше вермени, чтобы рисовать свои картины.
Анна: У меня не было ни тени сомнения, что я продолжу заниматься искусством. Я обошла все театры, пробовалась. Правда, я была уже в «предпенсионном» для балета возрасте, и это было большой наглостью с моей стороны. Но мне очень хотелось.
Как раз в то время закрылись Komische Oper и Deutsche Oper, и образовался Staatsballett Berlin под руководством Малахова. Многих сократили. Поэтому у меня вообще не оказалось шансов. И тут я совершенно случайно увидила объявление о Дне Открытых Дверей в Staatliche Ballettschule Berlin. Правда тогда я опоздала. Но была готова ждать, и через пол года пришла снова. Я была поражена школой, педагогами, их чистотой преподавания. На мою удачу, одна из педагогов оказалась русской. Я попросилась посещать занятия и они не только согласились, но даже предложили мне заниматься – я тогда была еще в очень хороше форме, ведь буквально со сцены приехала...
А потом случилась такая неразбериха! Я уехала к сыну на Новый Год в Киев, а вернуться назад мне не разрешили. Пришлось заново подавать все документы. Это заняло 8 месяцев. Когда я все-таки добралась, меня уже, естественно, никто не помнил – столько времени прошло. Русская женщина-педагог даже обиделась. Я все объяснила и тогда она поинтересовалась, чем я собираюсь заниматься. Я говорю: «Не знаю.. ничем.» А она: «Может ты у нас в школе попробуешь?» И посоветовала мне принести «бевербунг». Я такого слова еще не знала и она мне записала на бумажке. Документы я подала, а через пару дней – звонок: «Здравствуйте фрау Анна, мы вас приглашаем на пробы, вы должны дать урок девочкам третьего года обучения». Я была в шоке: одно дело танцевать, другое – преподавать, особенно по классам. Это же определенная программа! И языка не знаю! И вот я три дня и три ночи учила, как «нога», как «спина», как «подтяните живот», как «поверните голову».
В назначенный день пришла, познакомилась с пианистом. Дирекция со мной разговарила через переводчика – я от волнения не могла сказать практически ничего! Но когда заиграла музыка и детки стали к станку, я забыла, что комиссия на меня смотрит. Сразу вспомнила, как сама училась, как все функционирует.
В общем, на работу меня приняли. Но какой ценой – после урока я неделю пролежала в больнице, такой был сильный стресс... Ведь все случилось буквально в одну неделю!
Маргарита: Я делала абитур с одной русской девочкой, мы дружили. И вот она как-то говорит: «В Русском Доме организовали театральную группу, давай запишемся!» Я пошла за компанию. Подруга бросила через месяц, а я осталась. И вот меня Катя – руководительница нашего театра и моя «театральная мама», спрашивает: «Ритхен, куда ты хочешь поступать потом?» Я не знала куда идти, думала – что-нибудь с людьми, чтобы не так тоскливо было, что-нибудь социальное... Катя посоветовала в актерскую школу. А мне даже в голову не приходило, что можно выбрать профессией то, чем любишь заниматься! Я поступила в театральный, в Hochschule fur Schauspielkunst «Ernst Busch».
Никогда не думала, что стану актрисой! В детстве я боялась утренников – стоишь в этом платье, мерзнешь, надо стих говорить... Но думаю, что если бы выбрала что-то другое, счастлива бы в моей профессиональной жизни не была. Сейчас я на своем месте, это точно!

Рабочий день
Анна: Вставать приходится в 5.50, потому что в 7.50 начинается первый урок, даже по субботам. Это ужасно, привыкнуть к этому я не могу до сих пор.
В этом году у меня два класса – мальчики, первый год, и девочки, шестой год, – две совершенно разные программы. После уроков либо встреча с родителями, либо методическое собрание. Целый день, короче.
А вечером часто читаю методические книги по балету. Вот так, если относишься к работе серьезно – она поглащает все стороны остальной жизни.
Рита: Когда занимаюсь коммерческами проектами – встаю рано и целый день работаю. Случалось, что рисовала по 36 часов, по 72 часа без сна. А так я люблю поспать...
Елена: Поскольку у меня такая своеобразная категория клиентов, все дела с ними – после обеда. График относительно свободный. Правда поздно приходиться вовращаться домой.
И еще тяжело отключиться вечером от своей работы. Смотришь кино и вдруг возникают ассоциации с твоим собственным клиентом, начинаешь думать. Поэтому даже не могу разделить четко – вот тут работа, а тут не работа.
Маргарита: У меня есть две фазы: когда нет вообще никакой работы я много времени провожу с семьей, встречаюсь с друзьями, хожу в театр, клубы. А когда работа есть – то обычно я весь день на съемочной площадке или на репетиции. Приходишь поздно домой, как выжатый лимон. Хорошо, что мы с мужем оба актеры, когда он дома – я работаю, и наоборот.

Тонкости мастерства
Маргарита: Мне нравятся сложные роли. И совсем не хочется играть что-то нормальное. Сейчас вот пришла одна роль, в криминальном сериале, классная, не то что – сижу в углу и плачу.
Работа обычно появляется ни с того ни с сего, ты отдыхаешь, вдруг звонок и – раз, у тебя есть роль! Звонят знакомые, которые занимаются театром, режиссеры. Иногда звонит секретарь интенданта, например из Volksbuhne. А в кино роли подыскивает мой агент.
Анна: Я уже четыре года работаю в школе и заметила: здесь родители приводят ребенка к тебе и говорят – все, теперь он под вашей опекой. А у детей такие проблемы! Я никогда не думала! Поэтому мне надо быть не только учителем балета, но и педагогом в прямом смысле этого слова. Я учу их жить, учу выражать свои эмоции посредством пластики, доводить до мира свои мысли. Вот что важно! А на сколько человек будет сильным танцором – это зависит от обстоятельств и степени таланта.
Елена: Сначала я не хотела работать с зависимыми людьми, с алкоголиками – я побаивалась, ведь у нас это считается не болезнью, а скорее пороком. Потом произошло какое-то переструктурирование в голове – я увидела, что это обычные люди, с обычными судьбами, или даже с необычными. Мне вдруг захотелось помочь, по крайней мере многим из них. И когда я начала замечать изменения, когда появились первые успехи, все встало на свои места, страх ушел.
Точно также и с наркозависимыми клиентами. Единственное – результаты с ними совсем маленькие и надо научиться их замечать, радоваться им. Ведь в силу характера хочется сразу всего и много.
Рита: Иногда меня тянет поработать в театре оформителем. Особенно после хорошей постановки начинаешь думать – я бы сделала так, или даже лучше! Еще занимаюсь скульптурой, керамикой. Модой тоже, текстиль-дизайном. Иллюстрацией. Очень хочется делать все... К сожалению, нельзя объять необъятное. Может, мне себя клонировать?

Предметы гордости
Рита: На особом месте мои любимые работы из керамики. У них нет названий, это такие фигуры, тонкие полуженщины-полуамфибии. Я в них влюблена. Я их даже пару раз выставляла, но запрашивала настолько высокую цену, что люди не готовы были покупать. Мне пока трудно с ними расстаться!
Анна: Очень порадовал прошлогодний фестиваль в Италии, куда мы ездили всем классом. Обычно берут одну ученицу – самую лучшую, а я вывезла целый класс. Девочки имели такой успех! Они это запомнят на всю жизнь. Собственные выступления меня так никогда не впечатляли – я утверждаюсь плодами чужими!
Маргарита: Когда я была на третьем семестре, я получила главную роль в фильме «Der Grenzer und das Madchen» Хартмута Шена. Мы играли с Акселем Пралем, и мне кажется, что до сегодняшнего дня это самое классное, что я сделала!
Елена: Когда пошла в университет, подумала – вот моя бабушка об этом мечтала, считала, что это необходимо для моего развития. А я тогда влюбилась, вышла замуж в 17 лет, родила ребенка и было не до того. А теперь бабушки уже нет, но она бы мной гордилась, ведь я все-таки закончила университет.

Лидия Альберт

 

Другие статьи в рубрике «Берлинцы»
ноябрь 2009: «Поэтесса обездоленных»
сентябрь 2009: «Талант быть счастливой»
август 2009: «Письма русского путешественника»
июль 2009: «Крылья детям»
июнь 2009: «Иосиф Райхельгауз»
июнь 2009: «Голубой ангел Берлина»
апрель 2009: «Шендерович в Берлине»
апрель 2009: «Сказка музыканта»
январь 2009: «Гришковец в Берлине»
февраль 2009: «Берлин и Пастернак»
декабрь 2008: «Оскар для Алисы Фрейндлих»
ноябрь 2008: «Образ немца»



Об "Изюме"
Архив выпусков
Распространение
Реклама
Контакт

Добавь анонс!
Добавить объявление
Войти в справочник
Партнерская программа
Русская пресса
Bowling Berlin







© 2005-2017 Designstudio pixelplant