ИЗЮМИНКА
ПРОГУЛКА
МЕГАПОЛИС
ВЕТЕР ПЕРЕМЕН
КЛУБОК
33 УДОВОЛЬСТВИЯ
БЕРЛИНЦЫ
PROMO
Открытая сцена
Готовим с изюминкой

Новые рубрики?
Да!
Нет!





PressaRUвDE - Русская пресса (газеты, журналы) Германии.
Берлинцы 
Сказка музыканта  

В день вознесения, часов около трех пополудни, чрез Черные ворота в 
Дрездене стремительно шел молодой человек и как раз попал в корзину с
яблоками и пирожками, которыми торговала старая, безобразная женщина, - и
попал столь удачно, что часть содержимого корзины была раздавлена, а все
то, что благополучно избегло этой участи, разлетелось во все стороны…” (Э.
Т. А. Гофман “Золотой горшок: сказка из новых времен”)

Поздняя ночь. В винном погребке "Лютер и Вагнер" (сегодня вы не отыщите
его в Берлине) нервно писал за столиком завсегдатай. Это он, будучи
остроумным рассказчиком, завлекал весь вечер посетителей, чем радовал
хозяина и зарабатывал на очередную кружечку пива или стаканчик вина. Но
вскоре и он пошел домой, где в оставшиеся ночные часы, пугливо озираясь
по темным углам нищего жилища, дописывал свою сказочную повесть.

На крики старухи товарки оставили свои столы, за которыми торговали
пирожками и водкой, окружили молодого человека и стали ругать его столь
грубо и неистово, что он, онемев от досады и стыда, мог только вынуть
свой маленький и не особенно полный кошелек, который старуха жадно
схватила и быстро спрятала”. (Э. Т. А. Гофман "Золотой горшок: сказка из
новых времен")

Маленький человек в клубах густого табачного дыма не смог заснуть до
утра, его фантазии лишили его покоя. Он не понимал, где он и кто он, то
ли крошка Цахес, то ли Щелкунчик. Достал дневник и записал, что его
герои и сказки "фантастические и чудесные, но в то же время смело
вторгаются в жизнь". С этим утверждением соглашался и Достоевский,
который перечитывал на русском и немецком языках его произведения.
Белинский и Герцен считали его творчество значительным явлением в
России. Луначарский подчеркивал, что он "великий писатель, и читать его
истинное и огромное наслаждение".

Фантастическая тень немецкого писателя присутствует в "Пиковой даме"
Пушкина, в "Петербургских повестях" и "Носе" Гоголя, в "Двойнике"
Достоевского, "Дьяволиаде" и "Мастере и Маргарите" Булгакова. Подражал
ему и Погорельский в сказочной повести "Черная курица, или Подземные
жители".

Литературный кружок, образованный Зощенко, Лунцем, Кавериным, носил
название "Серапионовы братья", как и сборник его рассказов. А
композиторы, очарованные волшебной гармонией тем и идей писателя сочиняли
волшебную музыку: Чайковский к "Щелкунчику", Шуман к "Крейслериане",
Вагнер к "Летучему голландцу", Адан к "Жизели", Оффенбах к "Сказкам
Гофмана", Хандемит к "Кардильяку".

Родился немецкий романтик в Кенигсберге, сегодняшнем Калининграде, 24
января 1776 года. Мальчугана назвали Эрнст Теодор Вильгельм Гофман.
Повзрослев, он сменил свое третье имя на Амадей, отдавая честь любимому
композитору Моцарту.

"Есть один лишь ангел света, способный осилить демона зла. Это светлый
ангел - дух музыки, который часто и победоносно вздымался из души моей,
при звуках его мощного голоса немеют все земные печали". (Э.Т.А.Гофман
"Житейские воззрения кота Мурра")
Одаренный мальчик талантливо рисует резкие гротескные карикатуры, а музыка
становится главной жизненной страстью. Уже в 12 лет он играет на органе,
скрипке, арфе и гитаре, основательно изучает теорию композиции, становится
незаурядным исполнителем, дирижером, автором ряда музыкальных
произведений.

В 1813 году, уже будучи автором ряда новелл, он написал другу, что
намерен издать первый сборник анонимно, так как "его имя должно стать
известным не иначе, как благодаря хорошему музыкальному произведению".
Берет псевдоним как композитора Иоганн Крейслер. На берлинской сцене в
1816 году будет поставлена опера "Ундина", написанная на сюжет
романтической сказки Фуке. И первое литературное произведение "Кавалер
Глюк" будет о музыканте. Дух музыки будет усмирять земные печали его
короткой жизни.

"Тот, кто лелеял небесную мечту, навек обречен мучиться земной мукой".
(Э.Т.А. Гофман "В церкви иезуитов в Г.")
Душа Гофмана принадлежала искусству, но судьба уготовила иной путь. Он
учится в университете и штудирует юриспруденцию. Став чиновником и
рассматривая "изучение юриспруденции только как средство обеспечить себе
в ближайшее время кусок хлеба и покинуть дом бабки", он, тем не менее,
заслуживает репутацию профессионального юриста.
Тернист жизненный путь человека саркастического ума, едкого слова в
качестве чиновника судебного ведомства. Гофман заканчивает в 1798 году
университет и попадает в Плоцк, куда он был переведен из-за карикатуры на
высшее начальство.

Он записывает в дневнике: "О, боль, я все больше становлюсь
государственным советником! Кто мог подумать об этом года три назад! Муза
убегает, сквозь архивную пыль будущее выглядит темным и хмурым... Где же
мои намерения, где мои прекрасные планы на искусство?" (Дневник Гофмана.
Год 1803) Но эти годы не были потеряны зря. В руки попадает книга
Виглеба "Обучение естественной магии и всевозможным увеселительным и
полезным фокусам". Приходят идеи будущих рассказов.
Неуживчивость Гофмана приводила к тому, что его постоянно переводили то в
Познань, то в Плоцк, то в Варшаву. В это время значительная часть Польши
принадлежала Пруссии. В польской столице он дирижирует в концертах,
создает собственные композиции, занимается живописью.

Писательница А. Гинц-Годин рисовала Гофмана, как "маленького человечка,
вечно ходившего в одном и том же поношенном, хотя и хорошего покроя, фраке
коричнево-каштанового цвета, редко расстававшегося даже на улице с
короткой трубкой, из которой он выпускал густые облака дыма, жившего в
крошечной комнатенке и обладавшего при этом столь саркастическим юмором".
Но в жизни Гофмана появилась женщина, которая, став его женой, стойко
переносила все тяготы, прощала измены и запои, поддерживала в трудный
час, хранила очаг, даже в безденежье. Звали ее Михалина Тшцинская,
просто "Мишка", как он прозвал ее.

После разгрома Пруссии в 1806 году и вступления французов в Варшаву Гофман
лишился службы, квартиры, средств к существованию. Во время поездки к
родным погибает дочь, супруга получает ранение в голову. Гофман
заболевает нервной горячкой. Невосполнимые беды войны приводят к тому,
что Гофман называет Наполеона личным врагом.
"Продал старый сюртук, чтобы пообедать". (Э.Т.А. Гофман. Запись из
дневника. Бамберг.)

Пришло время лишений и скитаний. Он перебирается в Берлин, попытки
устроиться юристом и заниматься музыкой остаются безуспешными. Гофман
перебивается тем, что рисует и продает карикатуры на Наполеона, а сказка
"Крошка Цахес, по прозванию Циннобер" воспринималась современниками как
злая сатира.

После Берлина пытает счастье в Лейпциге, Дрездене. Находит только
временную работу в качестве театрального капельмейстера, декоратора,
преподавателя пения и игры на фортепьяно, дает частные уроки.
Устраивается капельмейстером в небольшой театр Бамберга. Работа в
провинциальном театре особых денег не приносила. Но это было счастливым
периодом. Гофман в театре и швец, и жнец, и на дуде игрец. Он -
композитор, постановщик, декоратор, дирижер, автор либретто. Известен
факт, что во время гастролей театральной труппы в Дрездене он видит
ненавистного императора и его позорное отступление, что придает Гофману
силы.

Но театральное счастье было недолгим. Работать стало невозможно, театром
стали руководить люди, далекие от искусства. И тогда на помощь пришел
друг Гиппель. Он устраивает Гофмана на должность советника Берлинского
апелляционного суда. Появились средства на жизнь, - о карьере музыканта
пришлось забыть.

"В ответ на указание, что преступник может быть установлен лишь в том
случае, если установлен самый факт преступления, Кнаррпанти высказал
мнение, что важно прежде всего найти злодея, а совершенное злодеяние уже
само собой обнаружится... Думание, как таковое, есть опасная операция, а
думание опасных людей тем более опасно". (Э.Т.А. Гофман "Повелитель блох")
Гофман работу юриста называл "государственным стойлом", но это не мешало
ему ответственно и добросовестно относиться к делу. Все экзамены по
повышению квалификации сдает на "отлично", претензий к его работе нет.
Однако карьера юриста складывалась не совсем удачно. А виной был все тот
же порывистый и едкий характер: то нарисует карикатуру на уважаемых
людей, то изобразит начальника полиции Кампца в неприглядном образе
советника Кнаррпанти в повести "Повелитель блох".

Последняя насмешка не сошла Гофману с рук. Против него возбудили судебное
дело об оскорблении должностного лица. Только состояние здоровья (Гофман
был почти полностью парализован) не позволило привлечь писателя к суду.
Повесть "Повелитель блох" вышла "обглоданная" цензурой и полностью издана
лишь в 1908 году.

"Не удивительно, что в наше мрачное, злосчастное время, когда человек едва
перебивается со дня на день и еще должен этому радоваться, писательство
так увлекло меня, мне кажется, будто передо мной открылось чудесное
царство, которое рождается из моего внутреннего мира и, обретая плоть,
отделяет меня от мира внешнего". (Из письма Э.Т.А. Гофмана к Кунцу, 1813
г.)
Когда окрестности городов содрогались от снарядов, когда все писатели
стремились запомнить и отразить историческую действительность, Гофман
пишет сказку "Золотой горшок".

И вспоминаются его слова из письма к другу Гиппелю: "Вскоре должно
случиться что-то великое из хаоса должно выйти какое-то произведение
искусства. Будет ли это книга, опера или картина quod diis placebit ("что
будет богам угодно").

То, что должно было случиться - случилось. Пришло признание как
писателя. Правда, первыми напечатанными трудами стали не сказки, а критические
статьи о музыке. Они публиковались в лейпцигской "Всеобщей музыкальной
газете", где редактором был хороший знакомый Гофмана Иоганн Фридрих
Рохлиц. А таинственный двоящийся сюжет, который прослеживается в новелле "Кавалер
Глюк", напечатанной в 1809 году, станет основным приемом отображения
действия.

"Я напоминаю себе старого сумасшедшего живописца, что целыми днями сидел
перед вставленным в раму загрунтованным полотном и всем приходившим к нему
восхвалял многообразные красоты роскошной, великолепной картины, только
что им законченной. Вот это окно утешение для меня: здесь мне снова
явилась жизнь во всей своей пестроте, и я чувствую, как мне близка ее
никогда не прекращающаяся суетня. Подойди, брат, выгляни в окно!". (Э.Т.А.
Гофман "Угловое окно")

В Берлине у любителя "штудировать вина" было много веселых друзей в
забегаловках. Двери ресторанчика "Лютер и Вагнер" когда-то были широко распахнуты,
и сам Гофман угощал стаканчиком красного вина всех даже тех, кто и в глаза 
никогда не видел его книжек. Изрядно набравшись, он приходил домой и, мучаясь бессонницей,
начинал писать. Говорят, что когда жуткие фантазии начинали выходить из-под контроля, 
он будил жену и продолжал писать уже в ее присутствии. Наутро 
писатель прилежно исполнял постылые юридические обязанности.

Нездоровый образ жизни, болезнь спинного мозга. Последние дни он провел
полностью парализованным, только открытое окно было утешением. Ему
удалось сохранить остроумие, образное воображение до последней минуты.
Гофман умер 25 июня 1822 года.
Известно, что только хозяин винного погребка "Лютер и Вагнер" простил
долги писателя, остроумного рассказчика.
Похоронен Эрнест Теодор Вильгельм Гофман в Берлине на Иерусалимском
кладбище в районе Кройцберг. На его могиле надпись: Он был одинаково
хорош как юрист, как литератор, как музыкант, как живописец".
Будь ей верен и храни ее в душе своей, ее, которая тебя любит, и ты
узришь великолепные чудеса золотого горшка и будешь счастлив навеки.
Прощай!”
(Э. Т. А. Гофман "Золотой горшок: сказка из новых времен")

Муза скрылась, но архивная пыль не застлала будущего. На могиле цветы,
они скромны и таинственны, просты и торжественны, как в "Вальсе
Цветов" П. Чайковского, который слушают люди хотя бы один раз под Новый
год, когда искрится елка в сказке о Щелкунчике.
И фантазия улетает туда, где усилиями учеников писателя хранятся чистые
чувства.
Твои слезы помочь мне не могут. Одним только ты можешь меня утешить в
моем несчастии: старайся исправиться и будь опять таким же добрым
мальчиком, как был прежде. Прощай в последний раз!”
(Антоний Погорельский "Черная курица, или Подземные жители")

Галина Резлер

Ernst Theodor Amadeus Hoffmann, Selbstportrait

Bildunterschrift Hoffmanns: "überaus ähnlich"

aus: Lindenhahn, Reinhard Romantik. Arbeitsheft zur Literaturgeschichte, Berlin 1998 (Cornelsen), S. 46

 
 

Другие статьи в рубрике «Берлинцы»
ноябрь 2009: «Поэтесса обездоленных»
сентябрь 2009: «Талант быть счастливой»
август 2009: «Письма русского путешественника»
июль 2009: «Крылья детям»
июнь 2009: «Иосиф Райхельгауз»
июнь 2009: «Голубой ангел Берлина»
апрель 2009: «Шендерович в Берлине»
март 2009: «Судьба женщины»
январь 2009: «Гришковец в Берлине»
февраль 2009: «Берлин и Пастернак»
декабрь 2008: «Оскар для Алисы Фрейндлих»
ноябрь 2008: «Образ немца»



Об "Изюме"
Архив выпусков
Распространение
Реклама
Контакт

Добавь анонс!
Добавить объявление
Войти в справочник
Партнерская программа
Русская пресса
Bowling Berlin







© 2005-2017 Designstudio pixelplant